Детективная Повесть
 

 "ЦЕНА ЛЮБОПЫТСТВА" 

 

*   *   *

Томас был высоким, грузным человеком лет пятидесяти. Взглянув сверху на Вальтера, он гаркнул:

- Чего надо?

- Поговорить.

- Я что, должен?

Вальтер вытащил сохранившийся у него полицейский знак.

- Ну и что?

- Ничего, поговорить надо. Когда-то женщина у вас одна, дизайнер, марку испортила, фотографию своей дочери туда поместила. Помнишь?

- Тереза. Нет ее уже. Померла.

- Знаю. Расскажи о ней.

- А что рассказывать… Несчастная женщина. Семью не сохранила. Рано из жизни ушла. Весь сказ.

- А дочь?

- Анна. Я ее всего пару раз видел. Красавица и умница. Неудачно вышла замуж. Эдуардом он звался, что ли. Механик. В Нюрнберг они уехали. Больше ничего не знаю.

У Клауса похолодело внутри. Анной звали жену Эдуарда. Вальтер продолжал «пытать» Томаса, а Клаус дергал его за рукав, несмотря на бросаемые на него уничтожающие взгляды. Когда вышли на улицу, Вальтер бросил:

- Ты что, потерпеть не можешь?

- Не могу. Анна – это жена Эдуарда. Это она в Нюрнберг уехала. Боже мой! Неужели?

Вальтер застыл лишь на мгновение, затем рванул в сторону стоянки такси, не обращая внимания на оставшегося стоять столбняком Клауса. Они успели на ночной поезд в Мюнхен. С вокзала он позвонил сыну. Долго говорили. Поспать в поезде не удалось. Мешали мысли, стук колес и остановки. Утром небритые, с красными глазами вышли в Мюнхене, пересели на трамвай и поехали.

- Они уже, наверное, здесь,  - сказал Вальтер и не ошибся.

Возле дома стояли три полицейские машины, внизу два полисмена загородили собой вход. Вальтера впустили, а Клаус ходил взад-вперед по улице. Когда толпа в штатском вывалила из подъезда и побежала к машинам, Вальтер махнул рукой Клаусу, и они уселись в маленький автобус на места, где обычно возят правонарушителей. Водитель, включив сирену, рванул к аэропорту.

- Подруга все рассказала. Это Анна ограбила банк, а подставила Эдуарда. Все голову  ломали, как можно с двадцати пяти метров из пистолета попасть между глаз охраннику. А она – член двух стрелковых  клубов, мастер спорта по стрельбе. Наверное, она же заставила Эдуарда  сделать пластическую операцию, чтобы он стал похож на брата, психологически на него давила. Нашлись фотографии, где она в молодости. Копия, как на почтовой марке. Подруга говорит, что несколько часов назад она уехала с любовником в аэропорт. Если успеем, будем брать. Если успеем…

 

*   *   *

Как и в первый раз, он увидел ее издалека. Идя быстрыми шагами ей навстречу, Андре подумал, что за эти годы она не сильно изменилась. Стала более уверенна в себе, прибавилось морщинок, но в целом была такая же, как десять лет назад. Только в этот раз она, ожидая его, заметно нервничала. Они обнялись при встрече, ему хотелось ей сказать много теплых и нежных слов, как долго ждал он этого момента и не верит, что сейчас он заберет ее с собой и больше никогда не отпустит. Но, глянув на нее, решил с этим подождать. Его любимая женщина выглядела напряженной и натянутой как струна.

- Анна, ты сегодня не такая, как обычно. Такой я вижу тебя первый раз.

- Да, но я не каждый день ухожу от мужа и так резко меняю свою жизнь? Может, этого со мной больше никогда не случится? – она пыталась шутить, но видно было, что думает совсем о другом.

-Наверное, я должен понять ее состояние и ничему не удивляться, - подумал Андре про себя, а в слух спросил:

  - У тебя много вещей с собой?

- Нет, вот чемодан, который я бы хотела, чтобы ты сам пронес к самолету, так будет быстрее, а я возьму вот эту сумку.

- А почему – быстрее? Мы спешим? Самолет – наш, нам никто не указ. Наш вылет только частично зависит от распоряжений наземной службы. Она в любом случае найдет «окно» для нашего вылета.

- Я понимаю, родной, но мне хотелось бы оставить эту страну побыстрее. Слишком тяжело мне далось решение, я и сейчас чувствую вину перед мужем. Ему, бедному, тоже нелегко. Мне хочется быстрее окунуться в новую жизнь, чтобы тяжелые мысли не так сверлили голову.

Объяснение, выдвинутое ею, было немного сбивчивым, но в данной ситуации можно было сделать скидку на нестандартную ситуацию. Он подхватил чемодан, показавшийся ему тяжеловатым для того количества одежды, которое могло бы в нем поместиться, но не придал значения и двинулся к зданию аэропорта. Проходя через служебный вход, кивнул головой знакомому офицеру таможни.

 

*   *   *

- Не успели. Час назад частный самолет улетел. Спустя двадцать минут связь пропала. Сейчас связываются с аэропортом назначения. Лететь ему, однако, в Южную Америку, а он только наполовину заправился, спешил. Заказал промежуточную посадку для дозаправки. Полетел же в другую сторону, - отчитался Вальтер перед Клаусом.

 

…Спустя неделю от сына Вальтера стало известно, что самолет до места назначения не долетел. Последний раз его засекли береговые службы Португалии, он летел в сторону океана...

 

 

ВМЕСТО ЭПИЛОГА.

 

Суд над Клаусом все-таки состоялся. Вопреки ожиданиям на заседание почти никто не пришел. Клаус с женой, Каролин, прокурор, судья с секретарем и Вальтер. Прокурор долго читал обвинение. Потом судья задал один вопрос: «Считает ли Клаус себя виновным?» Тот вздохнул и выдавил из себя: «Не нужно было этого делать». Выступала  Каролин. Первый раз в суде в качестве адвоката. Однако держалась спокойно и говорила убедительно. Клауса признали виновным, но наказание определили минимальное – небольшой штраф. Сразу после заседания все разошлись по домам – праздновать было нечего.

Клаус стал на учет на биржу труда и раз в месяц ходил туда отмечаться. Работу на почте ему не предлагали, а другого он ничего делать не умел. Переучиться в его годы было сложно, да и желания не было.

Александра понизили в должности. Теперь он ходил простым почтальоном по маршруту Клауса. Последнее время друзья почти не встречались, лишь Каролин иногда забегала рассказать о последних новостях да Вальтер звонил, когда хотелось просто поболтать.

Через месяц Клаус напросился к бывшему полицейскому в гости. Пошел один. Жена после всех событий вообще превратилась в хроническую домоседку и предпочитала не показываться на людях. Он достал из подвала старый, в паутине велосипед, прихватил дождевую накидку и за час добрался до дома Вальтера. Тот ковырялся в саду и сразу все бросил, увидев приближающегося подельщика - так, после всего, что случилось, Вальтер называл Клауса. Они прошли в комнату. Вальтер сам заварил чай на какой-то особенный манер. Долго болтали ни о чем. Потом Клаус спросил:

- Не могу избавиться от мысли: почему они эти письма слали? Кому и что доказать хотели?

- Понимаешь, непрофессиональные преступники, стараясь учесть все до мелочей, допускают, наоборот, много ошибок. Им кажется, что любой человек видит в них злодея. Вот и пытаются сохранить спокойствие, привычное состояние. Но в том то и дело, что пытаясь быть выдержанным, психологически человек напряжен. Так и они, учитывая мелочи, поддерживали переписку. То есть старались учесть и тебя как такового, кто мог обратить внимание на изменения и задавать Эдуарду ненужные вопросы. Смысл в этом какой-то есть... А может, таким образом пытались дать друг другу знать, что, мол, со мной все в порядке. Черт их знает.

- А марку для чего эта дамочка со своей фотографией на письма приклеивала?

- Это ты в марках толк знаешь. Другим все равно, что там, на конверте. А для нее эти марки, сфабрикованные матерью, представляли какой-то смысл лишь наклеенные на почтовые отправления, чтобы другие видели и на себя, как в зеркало, покрасоваться, наверное, хотелось.

- Может, они не погибли?

- Погибли. Топлива у них мало было. Да и приземлился бы он где-нибудь. Береговые службы всего региона искали. Любовник Анны тоже дома не появился. Там вся родня в шоке.

- На такие деньги, какие у нее были, можно куда угодно, - проронил Клаус.

- Навряд ли он был ее сообщником. Подруга тоже была, как книга у нее под рукой: все знала, а ничего сказать не могла. Одинокая женщина, работала у нее ассистенткой. Потом выяснили, что с головой у нее не все в порядке. Даже привлекать не стали.

- Кому от этого легче стало, - подумал Клаус, - столько судеб кувырком. Деньги, деньги, легкие деньги. Пришли – ушли.

От большого количества выпитого чая его раздуло. Он спешно попрощался и, ведя велосипед рядом с собой, побрел назад. По пути подобрал лежащую около чьего-то дома газету. Очередную. На первой полосе – ограбление. На этот раз из офиса известной фирмы всю компьютерную технику вынесли.

- Вот, рассказывают людям, что легче всего – красть. Как будто на том свете все это понадобится…

 Потянулись осенние дождливые дни. Клаус частенько сидел у окна, глядел на проплывающие низко грузные дождевые облака, пил горячий чай и читал детективные романы. Лишь иногда брал в руки книгу, купленную на вокзале, и почему-то канючил ее, страницу за страницей. Не мог читать и не мог бросить, как ненужный атрибут его прошлой жизни. Однажды в дверь раздался звонок.

- Господи, на улице проливной дождь. Кого принесло?

На пороге в мокром дождевом плаще стоял Александр и держал в руке белый конверт.  С почтовой марки на Клауса смотрело молодое смеющееся лицо Анны. Клаус тут же позвонил Вальтеру, и старый полицейский примчался в считанные минуты. На его машине поехали участок, где в присутствии понятых конверт вскрыли. Внутри был абсолютно чистый белый лист бумаги…

 

Вверх

назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 дальше

 

© Copyright 2001  X-Studio
Webmaster: Ewgenij Popov